У Папы опять обострение медвежьей болезни. И нет, увы, это не понос. С поносом справиться легче.
Папа раздумывает, нужна ли ему новая машина, если нужна, то какая, и самое главное - а нафига это все вообще.
Как никогда ярко видна разница между нами: я свои желания обдумываю быстро, воплощаю их еще быстрее, а в случае прокола просто ставлю галочку "Опыт неудачен" и закрываю вопрос.
Папа раздумывает долго, громко и во всех своих местах обитания - сильно подозреваю, что сотрудники давно удавили бы его по-тихому, если бы смогли справиться с одного раза: во второй раз разъяренного Медведя проще обойти по широкой дуге, это тварь злопамятная и мстительная, а еще - забудет, что отомстил и отомстит еще раз.
Дома же очень хочется взять скалку и страстно применить по назначению: треснуть по кумполу, и возможно, неоднократно. Папа от скалки и от меня даже не отмахивается, только сердобольно советует руки поберечь - отобью ведь, потом болеть буду.
Самое грустное, что это надолго.
Папа физически неспособен на быстрое решение любых проблем, ему самый кайф о них поразмыслить. Вслух. И все пункты обмусолить до полного непонимания, были ли это пункты или так, "просто сказал".
Еще печальнее, что все мои вопли "меня здесь нет, мне это неинтересно!" игнорируются начисто - я же близкий человек, должна сидеть в берлоге и внимать...
Я очень, очень люблю Папу.
Только эта любовь позволяет мне сидеть на стенке, шипеть, плеваться, но терпеть.
А так - давно бы уже прибила. Скалкой.
.